Производство мяса индейки замедлило темпы

7 апреля 2020 года

Главный драйвер мясного роста. В 2020 году индейководческий сектор может прибавить 10%

Производство мяса индейки замедлило темпы. Неудачи таких крупных игроков, как «Евродон» и «Башкирский птицеводческий комплекс им. М. Гафури», а также нереализованные проекты регионального значения не позволили расширить мощности так, как планировалось ранее. Однако отрасль по-прежнему прирастает активнее, чем другие сегменты мясного рынка. По итогам этого года выпуск индейки увеличится еще на 45 тыс. т.

За последние 10 лет прогнозы производства индейки в России стали гораздо менее оптимистичными. Изначально в Концепции развития отрасли птицеводства (утверждена в 2010 году) планировалось увеличение объемов выпуска данного вида мяса до 585 тыс. т в убойном весе к 2020 году. В середине 2010-х оценки экспертов отрасли были пересмотрены и колебались в диапазоне 380-450 тыс. т. Однако фактически производство в 2019-м увеличилось лишь до 290 тыс. т, поскольку большинство из заявленных ранее проектов по строительству новых мощностей и расширению имеющихся предприятий так и не было реализовано, отмечает консультант практики «Стратегическое консультирование» компании «НЭО Центр» Анастасия Сысоева. По прогнозу Agrifood Strategies, по итогам 2020 года отрасль может прибавить 30-45 тыс. т и достичь 320-335 тыс. т в убойном весе, что составит более 10% годового прироста. 

Обрели или потеряли

Хотя производство мяса индейки в 2019 году увеличилось лишь на 6% по отношению к показателю 2018-го, этот уровень превышает темпы роста в других мясных секторах, обращает внимание президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев. Так, выпуск мяса птицы в целом прибавил за прошлый год лишь 0,6%, свинины — 5,1%, говядины -0,8%, а производство всех видов мяса выросло на 1,9%. Обеспечили это увеличение сектору индейки в первую очередь крупные компании, такие как «Тамбовская идейка» («Черкизово») и «Дамате», обращает внимание эксперт.

В то же время 2019 год стал первым за последние десять лет, когда темпы роста производства в отрасли замедлились. До этого индейководство России демонстрировало мировые рекорды, увеличиваясь на 25% и более в год. Но остановка деятельности двух из пяти ведущих производителей мяса индейки — «Башкирского птицеводческого комплекса им. М. Гафури» («БПК») и «Евродона» — способствовали заметному «провалу» рынка — примерно на 70 тыс. т. 

Впрочем, дисбаланс спроса и предложения был закрыт увеличением производства на других предприятиях. Так, нынешний лидер рынка «Дамате» практически удвоил мощности, прибавив 42,7 тыс. т. На 8,8% увеличила объемы продаж «Тамбовская индейка», на 6,2% нарастила реализацию тюменская «Морозовская птицефабрика», а ставропольский «Агро-Плюс» — на 53,3%. Прибавили в объемах и более десятка небольших региональных компаний — «Аскор» в Удмуртии (+46%), «Восточная-Агро» в Оренбурге (+20%) и т. д., знает Давлеев. Однако из заявленных на конец 2015 года проектов сейчас функционирует лишь около половины.

Из «более-менее весомых» проектов, готовящихся к реализации, эксперт называет только две новых площадки — в Тверской и Новосибирской областях. «БПК» тоже, возможно, будет перезапущен в этом году. Новым арендатором (им является московский птицеводческий комплекс «Урал») закуплено 3,2 млн яиц, и вполне возможно, что к концу 2020-го компании удастся выйти на 10-15 тыс. т мяса, прогнозирует Давлеев.

Крупные предприятия и далее планируют наращивать мощности. Например, мощность «Тамбовской индейки» сейчас позволяет выпускать 55 тыс. т мяса в год в живом весе, сообщает пресс-служба компании. По итогам 2019-го объем продаж компании составил 39,4 тыс. т. Выручка от реализации продукции за этот период увеличилась на 15,5% до 6,7 млрд руб. А к середине 2021 года «Черкизово» и Grupo Fuertes, владеющие «Тамбовской индейкой» на паритетной основе, планируют построить новый комплекс площадок доращивания и откорма. После этого мощность предприятия увеличится примерно на 50%, достигнув 82 тыс. т мяса в год.

«Дамате» увеличила объем производства мяса индейки в прошлом году на 48% до 131 тыс. т в убойном весе, закрепив за собой статус лидера. Рост показателей обусловлен планомерной реализацией проекта по расширению мощностей до 155 тыс. т в год, который компания планирует завершить уже в этом году. Проект находится в завершающей стадии, большая часть объектов построена и успешно функционирует, рассказывает заместитель гендиректора «Дамате» Дарья Лащенко. «В 2019 году мы ввели в эксплуатацию крупнейший в Европе птицеперерабатывающий завод, не имеющий аналогов в стране по уровню технической оснащенности и безопасности производства, — отмечает она. — Увеличили мощность инкубации до 25,4 млн яиц в год, ввели в эксплуатацию дополнительные птичники подращивания и откорма, а также открыли два элеватора, что позволило увеличить общий объем единовременного хранения зерна до 215 тыс. т». Также планируется к запуску завод по глубокой переработке индейки мощностью до 214 т продукции в сутки, где будет осуществляться производство сыровяленых колбас, ветчин, вареных колбас, сосисочных изделий и готовых к употреблению полуфабрикатов из индейки.

Важным направлением развития для компании является расширение экспорта. В 2019 году «Дамате» стала одной из десяти первых компаний России, получивших разрешение экспортировать продукцию из мяса птицы в Китай, и уже начала поставки. В 2020 году группа рассчитывает увеличить объемы экспортных продаж и отправить за рубеж продукции на общую сумму $25 млн, делится планами Лащенко.

Компания «Агро Плюс» (Ставропольский край) увеличила мощность производства с 8,2 тыс. т/год в 2016-м (тогда была получена первая продукция) до 16 тыс. т в 2019-м. Прогноз на 2021-й — 25 тыс. т, информирует гендиректор предприятия Андрей Альчаков. «Именно этот объем является оптимальным для эффективного управления постоянными и переменными затратами», — считает он. Свою продукцию «Агро Плюс» реализует в ЮФО и СКФО, есть поставки в торговые сети Москвы и Санкт-Петербурга.

Причины неудач

Далеко не все проекты, которые должны были стартовать к настоящему времени, смогли это сделать — или же не достигли заявленной мощности по нескольким причинам, рассказывает Давлеев. Во-первых, у многих из них отсутствовал устойчивый бизнес-план с учетом реального объема рынка, который можно охватить. «Не у всех получается вовремя остановиться, как это сделала, например, „Морозовская птицефабрика“: в один момент компания почувствовала насыщенность рынка и дальнейшие объемы добирала бройлером, а не индейкой, что позволило сохранить высокую рентабельность бизнеса», — знает эксперт.

Во-вторых, многим управленцам банально не хватает необходимых компетенций в индейководстве. Наиболее успешными становятся те, кто как минимум имел опыт работы в сельском хозяйстве, а лучше в бройлерном направлении. Так, вероятно, у Вадима Ванеева, основателя «Евродона», возникли трудности при масштабировании проекта, на предприятии начались сбои, предполагает Давлеев. «А вот „Краснобор“, несмотря на то, что его глава пришел не из сельского хозяйства, простроил весьма грамотную маркетинговую стратегию и на протяжении многих лет успешно решает управленческие проблемы, — известно эксперту. — Работа ведется с 2004 года, и предприятие по праву можно назвать одним из самых устойчивых». 

Третья причина неудач, по мнению Давлеева, заключается в том, что не все предприятия серьезно подошли к вопросу реализации продукции. Индейке необходима быстрая оборачиваемость, продажи через торговые сети, так как это товар с довольно высокой себестоимостью. Конверсия корма в отрасли составляет 2,5, а срок откорма индейки — 4-6 месяцев. Тот же бройлер растет гораздо быстрее и конверсия у него выше. Так, «БПК» несколько подвела маркетинговая стратегия концентрации продаж в фирменных торговых точках без учета возможностей роста сетевых продаж. 

Многих погубила финансовая неустойчивость, что значит «умение и желание правильно обслуживать кредит», продолжает Давлеев. «Проблемы так или иначе возникают у всех — от болезней птиц до сложностей с дистрибуцией, но ни при каких обстоятельствах не должен разрываться денежный поток, — акцентирует внимание он. — Если же это случилось, предприятию приходится урезать себя в средствах на корма, ветпрепараты и прочее, что неизменно отрицательно сказывается на объемах и качестве производства». В итоге бизнес постепенно «схлопывается», не достигая запланированных производственных и финансовых показателей. Также случается, что владельцы бизнеса перекачивают деньги из одного проекта в другой, истощая предприятия, которым объективно нужны средства на рост и развитие. Так, к примеру, было у «Сибирской губернии», знает эксперт.

Сейчас и у банков к проектам по производству индейки особый подход. Теперь требуется не 5-10%, а уже все 20% и более изначальных собственных располагаемых ресурсов плюс залоги, у многих просто нет таких денег. Это тоже замедляет развитие сектора, считает Давлеев.
Также ощущается высокая конкуренция со стороны крупных производителей в условиях ограниченного рынка сбыта, добавляет Сысоева. Несмотря на устойчивый тренд здорового питания в России, который в том числе выражается в частичной замене мяса курицы, говядины и свинины в рационе питания на индейку, рост продаж последней в натуральном выражении ограничивается спросом со стороны жителей крупных городов в том числе из-за не самой доступной стоимости продукта. Для сравнения: цена охлажденного филе индейки в рознице колеблется от 400 до 500 руб./кг, курицы — 250-320 руб./кг, свинины — 190-380 руб./кг, говядины — от 400 руб./кг. В ближайшей перспективе ситуация вряд ли сильно изменится, думает эксперт. И если рост потребления индейки в крупных городах в перспективе до 2025 года можно ожидать на уровне около 5% и выше, то на остальной территории России он вряд ли превысит 1,5%, уверена она.​

Есть ли место на рынке

По мнению Альберта Давлеева, сейчас все козыри по дальнейшему развитию индейководческого сегмента в руках крупных компаний, которые уверенно чувствуют себя на рынке, обеспечены финансами для дальнейшего развития и квалифицированными кадрами. Бывает, что предприятия в течение десяти лет держатся на 6-7-й позиции рейтинга производителей индейки с объемом в 4-5 тыс. т в год, а после угасают. Удачное исключение в данном случае — птицефабрика «Герцевская» (Белгородская область), ныне «Белгородская индейка», к которой присоединились итальянские партнеры. Рентабельность перерабатывающих предприятий, работающих с индейкой, в Италии не очень высокая, и Veronesi Holding решил попробовать строить бизнес в России, привнеся в российское предприятие новые компетенции и финансы, рассказывает эксперт.

Появление в отрасли новых игроков ограничивает высокий объем необходимых инвестиций (в том числе затраты на селекцию, корма и системы санитарно-эпидемиологического контроля), а также стагнация доходов населения. Поэтому на данный момент дальнейший рост производства в основном будет обеспечиваться за счет расширения мощностей действующих лидеров, прогнозирует Сысоева. «Для новых проектов сейчас есть неплохие возможности на территории от Урала до Владивостока», — добавляет Давлеев. В то же время срок окупаемости новых проектов, разумеется, вырос по сравнению со временем, когда индейководство в стране только начинало набирать обороты, и теперь составляет не менее семи-восьми лет. Риски типичные — угроза разрыва финансового потока, приводящего к увеличению долгов и банкротствам, болезни птиц, сложности с реализацией продукции в определенных условиях, обозначает эксперт.

Для новых проектов в индейководстве место есть, уверен заместитель гендиректора по продажам «Краснобора» (Тульская область) Сергей Кокорев. Например, можно найти себя в модном в Европе направлении органического хозяйства. Это дороже, но дает возможность избежать конкуренции с основным рынком.

Аналитики оценивают емкость рынка примерно в 500 тыс. т, сейчас производится около 300 тыс. т, напоминает Альчаков. Новые проекты опасно начинать хотя бы потому, что с момента анонсирования до реального старта (а это обычно два-три года) ситуация может перейти от дефицита к насыщению или даже перепроизводству, предупреждает он. Только перезапуск «Евродона» и «БПК» даст рынку сразу 130 тыс. т. Кроме того, серьезные планы по наращиванию объемов есть у «Черкизова». Выход же на экспорт, по словам топ-менеджера, для региональных производителей не в приоритете. «Небольшим предприятиям, во-первых, трудно соревноваться с замороженной продукцией Бразилии и Америки по цене, а во-вторых, узкие рынки поставок непостоянны, сегодня они есть, а завтра нет, как было, к примеру, с Ираном», — говорит Альчаков. Поэтому локальным компаниям лучше сосредоточиться на выпуске качественной охлажденной продукции и реализовывать ее внутри страны, считает он. Для самой «Агро Плюс» преимуществом на рынке, которое позволит укрепить позиции, станет акцент на экологичности, так называемой «зеленой линейке». Уже сейчас на комплексе минимальная плотность посадки птицы и высокие показатели бактериальной и химической безопасности. В сентябре планируется запустить завод про переработке мощностью 2,4 тыс. т продукции в год (ТМ «Индеаль»), добавляет топ-менеджер.

Максимальную емкость рынка мяса индейки в России Давлеев оценивает в 600 тыс. т, до 50 тыс. т может уходить на экспорт. Это та планка, при которой цена на эту птицу не будет снижаться до уровня нерентабельности производителей, но ее Россия может достичь уже через четыре-пять лет. «Пока что спрос ненасыщенный, стоит сказать, что индейка конкурирует со свининой с небольшим отрывом по стоимости, — указывает эксперт. — Картина потребления сейчас быстро меняется — последние годы активно продвигается здоровый образ жизни, что меняет наполнение продуктовой корзины покупателей, многие ищут альтернативу классическим жирным видам мяса». Но если потребление увеличится до 4 кг на человека в год, цены начнут снижаться, ожидает Давлеев.

«Черкизово» оценивает текущую емкость российского рынка в 260-280 тыс. т в убойном весе. И одним из барьеров увеличения потребления индейки называет ее относительно высокую стоимость. «Тем не менее продажи этого вида мяса в России показывают устойчивый рост. Потребление у нас пока существенно ниже, чем в Европе и в США, поэтому потенциал дальнейшего развития отечественного рынка очень высок», — уверена руководитель управления по работе с госорганами и общественными организациями группы Анастасия Михайлова. Конкуренция действующим игрокам рынка уже заметна. В 2019 году увеличение предложения индейки также привело к корректировке цен на продукцию, отмечает она. «В текущем году мы не ожидаем резких изменений стоимости при сохранении стабильной эпизоотической ситуации. Сейчас спрос и предложение на рынке сбалансированы, но ввод любых новых мощностей, безусловно, окажет влияние на рынок», — уверена топ-менеджер. 

Многое, конечно, зависит от судьбы «Евродона», считает гендиректор агрохолдинга «Зерос» (Липецкая область, производство индейки — 7-7,5 тыс. т/год) Николай Бобин. «Согласно последним новостям, его в совместное управление могут взять „Черкизово“ и „Дамате“, — напоминает он. — Если это случится, то очевидно укрупнение рынка, разрастание отдельных сильных игроков, остальным при условии перезапуска ростовского предприятия, а также „Башкирского птицеводческого комплекса им. М. Гафури“, придется выживать». Бобин считает, что небольшим производителям стоит серьезнее рассмотреть вопрос глубокой переработки продукции и реализации товаров с более высокой маржинальностью. Сам «Зерос» в этом году планирует запустить цех по переработке мяса индейки в колбасные изделия, копчености и т. д. 

Рыночный расклад

Основной предпосылкой дальнейшего развития индейководческой отрасли, по мнению Дарьи Лащенко, является повышенный спрос на индейку в России. «При годовом потреблении на уровне 2 кг на человека мы еще далеки от уровня потребления стран со схожей структурой потребления на уровне 4,5 кг, — акцентирует внимание она. — И это несмотря на то, что индейка в среднем подорожала на 5% за 2019 год на фоне снижения цен на свинину и мясо бройлера». В начале прошлого года на рынке отмечались максимальные цены на мясо индейки — 300-320 руб./кг охлажденного филе грудки, что было связано прежде всего с растущим спросом на фоне снижения предложения, поясняет Лащенко.

Прирост средних цен на индейку на конец 2019 года составил 5,1% до 241 руб./кг на фоне отрицательных значений в -6,5% по бройлеру и -6,8% по свинине, указывает Давлеев. «Это можно объяснить явными конкурентными преимуществами индейки перед другими видами мяса — диетичностью, функциональностью, разнообразием текстуры и вкусов, низким содержанием жира и высоким уровнем белка», — считает эксперт.
Хотя цены нельзя назвать особенно высокими и позволяющими генерировать огромную прибыль, рентабельность производства мяса индейки сейчас в целом неплохая, отмечает Бобин, не уточняя цифр. В этом году ценовая ситуация должна быть более стабильной, надеется Альчаков. На ценовой уровень продолжают влиять курсовая разница (например, при закупке суточного молодняка и яйца, ветпрепаратов) и стоимость зерна, говорит Кокорев. Значительную часть в себестоимости мяса, по его словам, занимают расходы на энергоресурсы, немало забирает логистика.

Что касается роста потребления, то предприятия разного масштаба, занятые индейководством, отмечают стабильный спрос на продукцию. Этому способствуют популяризация тренда ЗОЖ и разнообразие блюд, которые можно приготовить, считает Альчаков. «Да, бройлер стоит дешевле, но индейка уникальна практически безграничными возможностями разделки и переработки до конечного продукта, — сравнивает он. — Плюс она подходит для диетического питания». Интересно, что от региона к региону предпочтения потребителей меняются, добавляет руководитель. Когда «Агро-Плюс» заходила со своей продукцией в Ростовскую область, оказалось, что там охотно в холодное время года берут шеи, лапы, желудки и прочие субпродукты на холодец. Однако во многих других регионах подобные блюда в принципе не готовят. 

В ближайшие годы тренд на здоровое питание будет нарастать, и это активизирует спрос на индейку, верит Кокорев. По его мнению, в ближайшие пару лет вполне реально увеличить потребление минимум до 2,5 кг на человека в год. Из индейки опытная хозяйка может приготовить множество разнообразных блюд, добавляет топ-менеджер. «Особенность индейки в богатстве ассортимента итоговой продукции, — подтверждает Давлеев. — Из тушки можно получить 200-300 различных продуктов, у нее большие преимущества в разнообразной глубокой переработке. И хотя „охлажденка“ остается популярной, качественный скачок компании могут совершить именно благодаря производству готовой продукции с высокой добавленной стоимостью».

Другой актуальной тенденцией становится увеличение доли готовой продукции в продаже. Обычно индейку вводили в состав колбасы в качестве дополнения к другим видам мяса, но теперь она становится основой такого производства: увеличивается выпуск рубленых полуфабрикатов, маринадов, готовых блюд по типу су-вид, которые достаточно только подогреть. Хотя производителям придется побороться за место на полке и на столе потребителей с традиционной колбасой. «Нужно будет мотивировать людей попробовать новый вкус, дать к нему привыкнуть, это, конечно, непростая работа», — комментирует Кокорев. «Краснобор» планирует сохранить объемы производства мяса индейки на уровне 26 тыс. т (более 4% будет уходить на экспорт), при этом доля переработки вырастет с 10% до 35% к 2021 году.​

Помимо растущей популярности среди российских потребителей, свой вклад в развитие производства индейки в России будет вносить и расширение экспорта российской продукции в страны Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Китая, Африки и ближнего зарубежья. В планах отечественных компаний — расширение поставок в ОАЭ, КНР, Гонконг, начало отгрузок во Вьетнам, в Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива, знает Давлеев. Так, в середине 2019-го был открыт рынок Китая, и уже к концу прошлого года в КНР было отправлено более 700 т мяса индейки, произведенных компаниями «Дамате» и «Краснобор». Дальнейшие перспективы зависят во многом от решения проблем с коронавирусом в Китае, полагает эксперт.

Угроза ветбезопасности

В последнее время грипп птиц, продвигаясь от очагов в Восточной Европе, вплотную приблизился к границам России, обращает внимание Альберт Давлеев из Agrifood Strategies. В начале февраля вирус был зафиксирован на Украине, в Румынии, Польше, Словакии, Чехии, Австрии, Германии. «Впрочем, этот риск можно контролировать сочетанием строгого режима биобезопасности на предприятиях, постоянным мониторингом дикой птицы и состояния здоровья домашней птицы в ЛПХ региональными и федеральными ветеринарными службами», — считает эксперт.

Источник: Агроинвестор

Смотрите также:

Комментарии (0):

Эту заметку еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать записи блога.

Горячее предложение