Страховка от Обамы: Чем России ответить на санкции США и Европы?

18 июля 2014, 00:35

Санкции — это реальность. И они расширятся. США ввели новый пакет ограничений против ряда крупнейших российских банков, а также сырьевых и оборонных предприятий. Брюссель пока не полностью поддерживает Вашингтон (подробнее смотри материалы на этой соседней странице).

Страховка от Обамы: Чем России ответить на санкции США и Европы?

Но это ненадолго. Хотя новые санкции не носят откровенно секторальный характер, но уже сейчас они способны накрыть целые отрасли отечественной экономики. Как отвечать?

Мечты и проза

8 июля замминистра финансов Сергей Сторчак выступил на бизнес-форуме «Финансирование реального сектора экономики» в Москве. Он, в частности, сообщил, что российские экспортеры из-за опасения санкций просят правительство страховать выручку от политических и институциональных рисков, а не от неисполнения обязательств контрагентом. «Уже сегодня мы столкнулись с просьбами российских предприятий, имеющих хорошие экспортные контракты, о страховании выручки от политических и институциональных рисков, а не от неисполнения обязательств контрагентом», — сказал замминистра финансов.

Неплохо было бы, конечно, чтобы какой-нибудь крупный российский, пусть государственный, страховщик предложил страховку от санкций. Потом осталось бы перестраховаться у западной компании, занимающейся перестраховкой рисков и спокойно ждать санкций, за которые в конце концов перестраховщик и заплатит. Мечта, конечно. К тому же неподъемную цену такой страховки нетрудно себе представить. Скорее всего, экспортеры рассуждают проще и просят российское государство попросту компенсировать их потери из-за санкций. Логика в этом есть — экспортеры в санкциях не виноваты, но это опасная для государства логика.

Карточный расклад

Страховка от санкций — это необязательно прямые расходы государства по их компенсации участникам рынка. Есть и другие возможности.

Замечательный пример — продолжающийся поиск взаимоприемлемых решений с международными платежными системами Visa и MasterCard. Если этот процесс свести к некому алгоритму, то он выглядит так. Сначала российский ответ на действия Visa и MasterCard, взявших под козырек и выполнивших команду из Вашингтона, в результате чего российские держатели соответствующих карт от двух российских банков столкнулись с тем, что их карты заблокированы, был чрезвычайно резким. В сверхоперативные сроки были внесены и подписаны президентом поправки, которые фактически указали Visa и MasterCard на дверь, потребовав от них обеспечительные взносы, превосходящие их прибыль от операций в России.

Это был асимметричный и очень рискованный ответ. Если бы Visa и MasterCard дверью хлопнули, пострадали бы не немногочисленные держатели карт двух банков, а десятки миллионов россиян, в том числе те, кто находится за границей, в том числе студенты и люди, проходящие там лечение. Международные платежные системы такой сокрушительной реакции явно не ожидали.

Они решили вступить в переговоры. Переговоры еще продолжаются, поправки уже смягчены, очертания договоренностей проясняются. Скорее всего, Visa и MasterCard примут участие в создании российской национальной платежной системы, останутся в России, но случай блокировки эмитированных ими карт по политическим мотивам будет исключен.

Это, похоже, история с хеппи-эндом. Но стоит подчеркнуть: путь к нему прошел через очень опасную зону, пройти ее удалось потому, что Visa и MasterCard предпочли сохранить свой динамично растущий бизнес в России, российское же государство, если иметь в виду первую, запретительную редакцию поправок, было готово поставить на кон интересы миллионов держателей карт. Среди наших законодателей никто их интересами не озаботился: они защищали интересы не граждан, а государства, а это не всегда одно и то же, и вообще-то главная задача представительной власти представлять интересы выбравших их людей. Но это детали. Ставка сыграла.

В каком-то из обильно появляющихся сегодня сериалов о Великой Отечественной войне один из героев говорит примерно следующее: мы в войне победим, потому что наши враги слишком ценят человеческую жизнь. Не берусь судить, насколько принцип «мы за ценой не постоим» применим к войне, но уверен, что в мирной жизни рисковать интересами миллионов граждан — признак не лучшей политики. Победителя не судят — не самое лучшее оправдание.

Самоналожение санкций

Стоит подчеркнуть главное: искать страховку от санкций необходимо, но самоналожение санкций — это вовсе не страховка от них. У нас же есть достаточно примеров именно самоналожения санкций.

Импорт мяса в Россию в первом полугодии 2014 года упал на 37% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом 9 июля сообщил ИТАР-ТАСС со ссылкой на данные Минсельхоза и таможенной статистики по состоянию на 29 июня 2014 года. В том числе импорт свинины снизился на 36,4%, говядины — на 21%, птицы — на 10,6%.

Россия ввела запрет на импорт свинины и живых свиней из всех стран Евросоюза 30 января 2014 года из-за угрозы африканской чумы свиней. Чума свиней — это серьезно. К тому в январе украинский кризис был далек от сегодняшней фазы, а об антироссийских санкциях еще никто и не думал.

Но запрет действует и сейчас, а это уже война санкций. В 2013 году объем экспорта европейской свинины в Россию составил 1,4 миллиарда евро. Европейские фермеры экспортных доходов недосчитаются. Но пострадают не они одни. Во-первых, еще в апреле ЕС подал на Россию в суд. Во-вторых, и это касается уже всех нас, средние потребительские цены на свинину в РФ за первое полугодие 2014 года, по расчетам Росстата, выросли на 17%, на мясо птицы — на 10%.

Конечно, ситуация, в которой оказалась Россия такова, что расплачиваться придется всем. Но еще раз повторю: самоналожение санкций — не лучший выход. Ущерб от санкций надо минимизировать, а не увлекаться ответами, оборотная сторона которых — новый ущерб.

Прибыли и страховки

Наиболее уязвима от американских санкций (а маховик санкций раскручивают за океаном) российская банковская система. Это так. Но слухи о слабости российских банков могут оказаться преувеличенными. Во всяком случае по прибыльности российский банковский сектор в 2013 году вошел в первую десятку мира — таков рейтинг, рассчитываемый англиским журналом The Banker.

На первом месте в мире — китайские банки с прибылью в 292 млрд долларов (это почти 32% от прибыли всех банков в мире), на втором — американские со 183 млрд долларов, далее идут Япония, Канада, Франция, Австралия, Бразилия.

Россия занимает девятое место, опережая Индию. Доналоговая прибыль российских банков составила 21,7 млрд долларов, что почти соответствует уровню Великобритании.

Интересно, что в 2013 году российские банки сократили прибыль на 1,8% — до 993,6 млрд рублей. Однако это не помешало российской банковской системе войти в десятку самых прибыльных в мире. В этом году, как считает первый зампред Банка России Ксения Юдаева, российские банки продолжат снижать прибыль на фоне создания повышенных резервов.

Немалой части прибыли в первом квартале уже недосчитались два крупнейших банка страны — Сбербанк и ВТБ, которые более чем вдвое увеличили расходы на досоздание резервов. В первом квартале года чистая прибыль у Сбербанка в годовом выражении снизилась на 17,6%, а у ВТБ — в 39 раз (!).

Однако это вовсе не означает коллапс банковской системы. Повышение резервов — это по сути отложенная прибыль, это та самая страховка от потерь. Поэтому снижение прибыли в банковском секторе нельзя относить к потере ликвидности.

Создание резервов — это правильная консервативная политика по созданию подушки безопасности, отмечают в ВТБ. Она нужна, чтобы сгладить риски от замедления экономического роста, падения курса рубля и кризиса на Украине. В Сбербанке указывают, что часть резервов была создана для страховки от девальвации рубля, а вторая часть для страховки ввиду сильного роста в первом квартале кредитного портфеля банка, который увеличился на 25,6%. К тому же глава ВТБ Андрей Костин по-прежнему оценивает вероятность введения странами Запада санкций в отношении российских банков как высокую.

Очевидно, что в банковском секторе происходят перестроения. ЦБ продолжает выкорчевывать слабые звенья — с 2013 года лицензий лишились уже больше 70 банков.

Происходит усиление позиций крупнейших госбанков. Для многих укрепление резервов оказывается непосильным.

Но, на мой взгляд, этот как раз не самоналожение санкций, а страховка от них. Держатели вкладов в ненадежных банках могут пострадать, но по собственной вине, они предпочли эти банки, погнавшись за высокими процентами. Это совсем не тот случай, кода держатель карты вдруг столкнется с тем, что она заблокирована, или когда покупатель в магазине озадачен ценником на курицу.

Стратегия и страховка

Есть и стратегический вид страховки — это большее внимание на Восток. Можно долго дискутировать на тему, что в результате этого Китай выиграет больше России. Несомненно, для Пекина приоритетны собственные интересы, и он воспользуется благоприятно складывающейся для него ситуацией, но по-другому просто не бывает. Если же стоит задача застраховаться от западных санкций, то самый надежный путь — поиск новых клиентов на Востоке. Пока частный бизнес пребывает в шоке и ищет выход в том числе в бегстве капиталов и перерегистрации своих компаний, чтобы сохранить клиентов, в том числе и на Украине, государство и его компании предлагают стратегический выбор — достаточно упомянуть крупнейший контракт между «Газпромом» и китайской компанией CNPC. Реализуемый «Газпромом» проект может и должен стать драйвером роста экономики. Если удастся достичь этого эффекта, частный бизнес, конечно, не останется в стороне.

На уровне госкомпаний есть и другие примеры. Россия согласна на совместную с Китаем разработку новых видов вооружения, что практиковала раньше лишь с Индией. Кроме того, компании российского ВПК договорились о поставках в КНР зенитно-ракетных комплексов С-400 и производстве на китайской территории тяжелого вертолета Ми-26. Россия решила поделиться и технологией строительства широкофюзеляжного пассажирского самолета, который сами китайцы не смогли реализовать. А также пустила китайских автопроизводителей на свой рынок, от чего воздерживалась последние годы. Россия полагает, что сегодня с Китаем удастся создать независимый от Запада центр «производства ключевых технологий».

Что ж, это и новые экономические перспективы, и страховка от западных санкций. Экономика тем и хороша, что позволяет найти решение самых трудных задач, в поиске решений главное — не сбиться с пути. А главный интерес — не война санкций, а поиск пути минимизации потерь и сохранения перспектив роста экономики.

Ну и, конечно, самая лучшая страховка — это прекращение самих санкций, но это задача для политики и политиков.

Николай Вардуль 

Источник: mk.ru

Также в разделе:

Рост поголовья КРС в Ирландии приведет к снижению цен на говядину...

США: Обзор рынка свиней за неделю 48...

США: Обзор рынка КРС за неделю 48...

Тюменская птицефабрика скоро представит новую "Курочку Рябу"...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Косачев: санкции против России потеряли смысл
18 февраля 2015, 10:29
Антироссийские санкции не привели к тому результату, на который рассчитывали их авторы, заявил во вторник глава Международного комитета Совета Федерации Константин Косачев. "Санкции потеряли смысл, собственно говоря, они не имели его изначально. Сейчас уже можно сказать со всей...
Нарышкин: в РФ не свернут программы по улучшению делового климата, а российский рынок остается привлекательным для инвесторов
18 февраля 2015, 10:15
Россия не планирует сворачивать программы улучшения делового климата, заявил в среду председатель Госдумы РФ Сергей Нарышкин. Нарышкин 18 февраля принимает участие в заседании круглого стола "Взаимодействие с иностранными инвесторами: новые возможности...
Международные эксперты почти потеряли веру в российскую экономику
1 сентября 2014, 07:32
Вероятность российской экономики войти в рецессию увеличивается по мере нарастания кризиса на Украине и повышения риска того, что правительство в Москве введет новые запреты на импортные товары, показывают опросы аналитиков. Согласно средней оценке, данной 26 экономистами, вероятность...