«Африканская чума: станет ли свинина деликатесом в России»

26 ноября 2013, 11:54

Состоялась пресс-конференция в РБК, в которой приняли участие Алексей Алексеенко, представитель Россельхознадзора; Владимир Боровой, заместитель директора департамента ветеринарии Минсельхоза России; Юрий Ковалев, генеральный директор Национального союза свиноводов и Александр Ильтяков, депутат Госдумы, член правления общероссийской общественной организации «Национальный союз мясопереработчиков России», член ОНФ.

«Африканская чума: станет ли свинина деликатесом в России»

Вопросы, прозвучавшие на пресс-конференции: станет ли свинина деликатесом в России из-за АЧС; где возникают новые очаги АЧС; удастся ли избежать гигантских экономических убытков свиноводческой отрасли страны; каков общий ущерб от чумы и как оцениваются затраты на борьбу с АЧС и др.

- На прошлой неделе в Ростовской области подтвержден очаг африканской чумы. Перед этим были Удмуртия, Тверь, Смоленск. Где возникают очаги африканской чумы? Насколько серьезна ситуация?

 

А.Алексеенко: Я думаю, что здесь нет смысла перечислять самые последние горячие точки, потому что ситуация у нас однозначно серьезная на всей территории европейской части России и достаточно давно. К сожалению, те прогнозы, которые мы давали о распространении, скорости распространения — где-то 350 км в год, до сих пор подтверждаются, остаются в силе.

Ситуация однозначно серьезная. Она настолько серьезна, что наши достаточно близкие соседи из стран Евросоюза рассматривают возможность строительства огромного забора. Это все три страны Балтии и Польша, которые бы отделили нас и Белоруссию от себя.

Недавно я был в командировке в Германии, видел там небольшие свиноводческие хозяйства. Ситуация там такова, что если к ним попадет вирус африканской чумы свиней, они окажутся в абсолютно такой же ситуации, как и мы, т.е. поголовье домашних свиней и кабанов отделено достаточно условно. Кабаны есть в лесах, и точки их пересечения с домашними свиньями, конечно же, есть.

- Если брать европейские страны, то аналогичная ситуация где-то есть?

А.Алексеенко: Она была. Сейчас нет, но в Евросоюзе была очень большая проблема с африканской чумой свиней. Африканская чума доходила до Голландии, но они смогли с этим справиться. Это было наведение порядка с биологической защитой предприятий, то, что мы называем кобарт металлизации, они вынуждены были отказаться от мелких хозяйств. В результате сейчас на территории Евросоюза неблагополучная ситуация сохраняется только на острове Сардиния, где африканская чума укоренилась. И в дикой природе, и у домашних свиней происходит все время обмен вирусами, потому что, для того чтобы очаг природно поддерживался, необходимо присутствие и там, и там. Но Сардиния-то есть и, к сожалению, есть и на нашей территории очаги.

- Что необходимо сделать России для того, чтобы побороть африканскую чуму? Насколько это реально?

А.Алексеенко: Первый очень серьезный шаг сделан — организован штаб по борьбе с АЧС, который возглавил вице-премьер Аркадий Дворкович. Определяются меры, которые должны быть приняты дл борьбы конкретно с этим заболеванием. Это включает в себя и специальные меры по борьбе с АЧС, и более общие. т.е. наведение порядка на нашем правовом поле, потому что от этого зависит очень многое.

Мы могли справиться с АЧС еще в 2007г. Это было достаточно просто технически, у нас были возможности. Многие из вас знают, что вспышка АЧС была еще в СССР, она была занесена в Одесскую область портовыми сепарациями. Тогда ее подавили быстро, жестко и очень эффективно. Сейчас мы не смогли, потому что нам не на что опереться. У нас правовое поле, которое регулирует деятельность в области ветеринарии, которая настолько несовершенна, что мы не смогли справиться с ситуацией.

Первая вспышка произошла у диких кабанов. Она пришла с дикими кабанами через Большой Кавказский хребет из Грузии, а тогда мы ее не смогли победить из-за того, что нам не дали право провести депопуляцию кабанов в пораженной зоне. А дальше вспышка просто распространялась: Ставрополье, Кубань, Ростовская область, Волгоград. Потом уже она распространилась — вспышки были зарегистрированы в Мурманской области, в Архангельской, правда, их удалось подавить. Но на юге и в центре ситуация стабильно неблагополучная.

Первое, что надо менять, это наше законодательство. Поэтому здесь присутствие наших законодателей чувствуется, и мы надеемся, что будет принят нормальный закон о ветеринарии, который свяжет вместе, по крайней мере, функционально, ветеринарную службу страны. В результате административной реформы 2004г. когда-то единая ветеринарная служба оказалась буквально разорванной на куски, т.е. возникли свои ветеринарные службы во всех субъектах Федерации, зависимые от местного финансирования, от местных властей и, конечно же, от местных интересов. Причем, зависимость здесь экономическая и для ветеринарных служб, и для регионов.

Поэтому были достаточно странные для понимания вещи, когда в Ростовской области в одном из районов, где была вспышка африканской чумы свиней, главный ветеринарный инспектор района снял карантин на одни сутки, потом ввел опять, но за эти сутки была вывезена зараженная продукция. А вирус может сохраняться в ней долгие месяцы. То есть мы становимся заложниками той нелепой правовой ситуации. Кроме того, есть свои ветеринарные службы в силовых ведомствах. Они тоже обладают своими полномочиями и своими каналами, в том числе каналами распространения продукции.

Поэтому мы сталкивались со вспышками африканской чумы свиней там, где есть закрытые сети, например в воинских частях, где есть свои интендантские службы, или в исправительных учреждениях, ведь у УФСИН есть также свои ветеринарные службы и свои каналы распространения продукции. Система сложная и абсолютно неуправляемая, и правовое поле — это первое, что мы должны изменить.

- Минсельхоз РФ намерен изменить правила содержания на частных подворьях…

 

В.Боровой: Прежде чем отвечать на вопрос, я хотел бы исправить небольшую ошибку. Прошу прощения. Дело в том, что в 2013г. зарегистрирована африканская чума свиней среди домашних свиней на территории 13 субъектов — это, прежде всего Центральный, Южный федеральные округа — Ростовская, Волгоградская, Саратовская и Псковская области. Но в Удмуртии не было, не пугайте! Сава Богу, в том направлении движение болезни не зафиксировано. Прежде чем отвечать на вопрос, еще скажу, что за 2013г. было зафиксировано 86 вспышек, очагов АЧС. Из них 76 (или 88%) приходится на личное подсобное хозяйство. Причем, если рассмотреть специфику или параметры этих личных подсобных хозяйств, то у свыше 35% из них, в которых возникла болезнь, владельцы имели поголовье свыше 20 голов. Примерно 15% имели свыше 100 голов, но больше 100 голов означает и 400, и 500, и 800. Это личное подсобное хозяйство. Причем, эти хозяйства находились в черте населенных пунктов, в том числе и городов.

Поэтому одна из первоочередных мер, которая запланирована комиссией правительства РФ или оперативным штабом, — это разработка целого ряда нормативных документов, в том числе правил содержания свиней в личных подсобных хозяйствах. Эти правила направлены, прежде всего, на установление требований к комплектованию поголовья, содержанию и эксплуатации, в том числе, и к проведению диагностических исследований, противоэпизоотических мероприятий и ветеринарно-профилактических. Цель их одна — создать нормальные условия для жизнедеятельности животных, с другой стороны, создать условия для того, чтобы минимизировать возможность возникновения болезни, а в случае ее возникновения минимизировать потери путем проведения ликвидационных мероприятий. В этом смысл этих правил.

- Каков прогноз? Удастся ли избежать гигантских экономических убытков в свиноводческой отрасли страны? Как оцениваются сегодня те действия, которые предпринимаются?

 

Ю.Ковалев: Во-первых, я думаю, очень важно, что сегодня практически все общество осознало, что АЧС — это серьезнейшая экономическая проблема в стране. Это касается не только свиноводства, но уже и других отраслей агропромышленного сектора, в частности, возможности зерна. Поскольку, как говорится, дуют на воду, думая, что это молоко. И из южных регионов с большой опаской покупают зерно. Спасает ситуацию только то, что мы экспортируем из южных регионов зерно и экспортируем в страны, где не развито свиноводство. Это не является преградой. Если бы это было не так, то и зерно невозможно было бы сбывать. То, что это колоссальная экономическая проблема, говорят и цифры.

За 5-6 лет, которые у нас на территории присутствует АЧС, по оценкам Россельхознадзора, около 2 млрд руб. прямых потерь, т.е. потери самих компаний и бюджета на выкуп животных из всевозможных зон. Еще около 30 млрд руб. — это косвенные потери, потому главная проблема это даже не падеж животных, который случается. За эти годы уничтожено более 1 млн свиней, но не это главное. Главная проблема в том, что нарушаются отлаженные экономические связи. Почему? Потому что у нас сегодня нет какой-то самообеспеченности регионов, и она не должна быть в открытом пространстве. У нас есть центры, где больше свинины производится, где меньше, соответственно мясо должно быть свободным.

Пользуясь ситуацией, что ветеринарная служба сегодня раздроблена, где-то начинают играть и экономические региональные интересы. Этим тоже могут злоупотреблять. Даже если этим не злоупотребляют, а просто стараются перестраховаться, идут закрытия регионов. В один регион невозможно провести мясо и т.д., поэтому это является самой большой экономической проблемой.

Я начал с того, что хорошо все уже осознали, и Алексей Николаевич упомянул про штаб, который был создан, и я, кстати, тоже являюсь членом этого штаба. Нужно смотреть действительно в корень: что можно и нужно сделать для того, чтобы справиться с этой проблемой? К сожалению, приходится признать, что быстрого решения нет. Мы уже боремся 5-6 лет, и пока ситуация все сложнее и сложнее, сбываются самые пессимистичные прогнозы по скорости распространения, по ареалу, практически сейчас уже вся Центральная европейская часть.

Мы очень надеемся, что это все-таки не перейдет за Урал и не поразит еще и сибирские округа. Назвали две важнейшие вещи — это институциональные вещи, которые являются одновременно и причинами. Это восстановление в той или иной форме единства ветеринарной службы в стране. Почему? Парадокс заключается на обывательском уровне в том, что нас здесь сидит несколько человек, и если среди нас будет один больной или самый слабый, то как бы не защищались, мы все равно заболеем. Состояние аудитории зависит не от самого здорового, а зависит от самого больного, который там находится. Такова структура вируса и вообще ветеринарной службы.

Поэтому разрушение ветеринарной службы в том виде, в котором она существовала, поставило все эпизоотическое благополучие страны в зависимость от самого слабого региона, то есть где самая слабая служба, оттуда и может произойти, как уже приводился пример по Ростовской области, и проблему получила вся страна. Я опять подчеркиваю, восстановление в том или ином виде через новую версию закона о ветеринарии является важнейшим и необходимым. Может быть, этого и недостаточно, но это абсолютно необходимо для решения этой проблемы.

Вторая серьезнейшая проблема — это содержание свиней в личных подсобных хозяйствах в той форме, в которой это укоренилось и существует в нашей стране десятилетия уже. Ответ очень простой: у нас сегодня по законодательным нормам ты не обязан ни учитывать, никому не докладывать и никого можешь не пускать, чтобы тебя кто-то мог проверить, как ты этим занимаешься. Это примерно, как к себе на кухню. Это является личным делом по законодательству, по закону о личных подсобных хозяйствах. Поэтому там есть только добровольная форма учетности содержащихся животных, в том числе свиней. В такой форме существовать, честно сказать, это больше не может, если мы всерьез думаем об искоренении вируса АЧС.

Второй блок вопросов, которым занимается сейчас штаб, — это изменение законодательной базы. В частности, предлагается внести поправки в закон о личных подсобных хозяйствах, где заменить добровольный учет по содержанию на обязательный. Никто не запрещает держать в личных подсобных, но однозначно надо выполнять определенные требования. Вирус распространяется, угроза становится все больше и больше, мы все жестче и жестче принимаем меры в основном только к промышленным предприятиям. Там все время все ужесточается: вливаются огромные деньги, чтобы защитить уровень безопасности.

Но если наряду в двух, трех, пяти километрах будет бесконтрольное содержание в личных подсобных хозяйствах, то это все как мертвому припарка, все равно результат наступит, как показал опыт и Воронежской, и Тамбовской, и даже Белгородской областей. Все равно, казалось, сколько принимается мер, но если идет бесконтрольное содержание в личных подсобных хозяйствах, результата не будет. Причем, я подчеркиваю, больше 90% не содержат для семьи, это никакое не личное подсобное хозяйство, это форма бесконтрольного, безналогового содержания свиней, для того чтобы по дешевой цене продавать на рынках, в том числе, разрушать рынок.

Что еще очень важно с законодательной точки зрения: сказали, что разработаны ветеринарно-санитарные правила содержания свиней в личных подсобных хозяйствах. Они разработаны, но их не обязан сегодня выполнять содержатель личного подсобного хозяйства. Это его личное дело, он хочет их исполнять или нет, они являются лишь рекомендательной формой.

Поэтому для того, чтобы эти правила стали законными, предлагается внести эти поправки в закон о личном подсобном хозяйстве. Вот здесь кроется и ответ: хотят ли запретить содержание в личных подсобных хозяйствах? Нет, никто не планирует запретить содержание в личных подсобных хозяйствах. Речь идет о том, что если ты хочешь содержать свиней, то ты обязан соблюдать определенные правила. 10 лет назад без этого можно было обойтись, потому что в стране не было такого страшного вируса. Но на сегодняшний день он есть, он распространяется и только слепой или специально кто-то может этого не замечать, трактовать по-другому. Но проблема есть, и с ней необходимо бороться такими радикальными способами.

- Как мясопереработчики РФ ощущают распространение вируса?

 

А.Ильтяков: Я начну ответ со следующего: очень интересная сегодня встреча, великолепный «круглый стол», который должен был состояться не только сегодня, но давным-давно, для того чтобы поговорить о тех проблемах, которые возникли. Хорошо, что организован штаб. Может быть, несколько запоздало он организован, потому что надо было раньше вводить меры, вплоть до радикальных.

Я не говорю о ликвидации личных подсобных хозяйств, но я говорю о том, соглашаясь с коллегой, чтобы привести к общим нормам и правилам содержание свиней в личных подсобных хозяйствах. Построить клетки, ввести правильное кормление, проводить вовремя прививки, не допускать посторонних на свои свиные комплексы — элементарное соблюдение ветеринарно-санитарных правил. Здесь проблема опять же касается, коллеги уже сказали, того, что элементарно отчасти в чем-то обстоит кумовство. Видит глава района, видит глава поселения, что у кого-то что-то не в порядке, и старается замалчивать. Это тоже проблема.

Как сказалось на отрасли мясной промышленности? Отвечу следующим образом. Цены непомерно растут. Почему они растут у мясопереработчиков? Да потому что своей свинины не хватает: АЧС плюс закрытые границы. Мы должны радеть за продовольственную безопасность РФ в целом. Покупать свиное мясо из-за рубежа — тоже не выход из положения. Запад нам в этом случае не поможет. Это Россия сегодня может прокормить весь мир на тех площадях, которые она имеет. Но, к сожалению, пока происходит несколько иначе.

Я приведу только несколько цифр. Бюджет 2012г. был чуть выше 12 трлн руб. — 12,8 трлн руб. Для того чтобы полноценно накормить человека, обеспечить мясным белком, исходя из средних норм потребления на душу, выходит 240 г. В результате нам необходимо на сегодняшний день иметь 34 млн 800 тыс. кг мяса в день, в сумме пересчитывается — 12 млрд кг мяса в год нам необходимо получить. Но с учетом того, что нет обеспеченности человека, он не может приобрести себе, потому что не хватает денег и т.д., в России сегодня едят порядка 60 кг вместо положенных 90-100 кг в год на душу населения в стране. Поэтому урезаем напополам, и стало быть, нам необходимо на сегодняшний день около 6 млн кг мяса в год, из которых приблизительно 50% закупается за рубежом, то есть Россия сегодня себя не обеспечивает до конца мясом.

Если посмотреть, каково потребление на человека в год в процентном соотношении, то на мясо птицы приходится около 40%, на свинину приходится около 35% и около 25% на мясо говядины. Но все это усредненные цифры. И для того чтобы закупить необходимое количество мяса в год, даже по сегодняшним оценкам, нам необходимо выложить 635 млрд руб. из 12 трлн руб. Это огромное экономическое пространство, как говорится, для деятельности. Чьи деньги это будут? Либо они останутся в стране, и мы купим у своего предприятия или предпринимателя, у своего товаропроизводителя, либо они уйдут за границу.

То, что мы сегодня имеем проблему с ветеринарным законодательством, вертикали власти абсолютным образом нет. В регионе, исходя из своей опять же финансовой возможности, принимают какие-то мероприятия, для того чтобы усилить меры по противодействию африканской чуме. Но этих мер недостаточно. Необходимо буквально, как это сделано в Белгороде, и я с этим согласен, ведь это же чума. Это проблема огромная. Они приходили буквально в каждый двор, пересчитывали по головам свиней, договаривались.

Нет такого, что принудительно могли прийти. Приходили и договаривались с населением. Это вынужденная ситуация — разъяснительной работой занимались. Почему? Да потому что на сегодняшний день там выращивается три миллиона голов. Если потерять, не дай Бог, даже об этом говорить страшно. Это полностью разрушит мясной базис России, зарождающийся в свиноводстве. Заведомо навсегда можно быть придатком для Запада. Россия себе этого позволить не может.

Я согласен с коллегами. Необходимо срочно принимать на законодательном уровне ветеринарный закон, который все еще у нас находится на обсуждении. То мы его рассылаем по регионам, с чем-то не согласны, то снова возвращаем, дорабатываем. Надо сегодня срочно локализовать всю работу. Всем вместе, сообща, так как я представитель Общероссийского народного фронта, единым фронтом, а не кто в лес, кто по дрова, применять жесткие меры. Вплоть до того, что вести строительство чуть ли не переходных терминалов. Автомобиль из области в область будет переезжать, и его будут принудительно обеззараживать, полностью проводить дезинфекцию. Может быть, и такими путями.

Но ведь проблема АЧС заключается не только в том, что она распространяется через автомобильный транспорт, железнодорожный или морской. Обычный человек купил продукт, к примеру, в зараженной территории. Человек не заболеет от этого продукта. Максимум, что произойдет, это вызовет диарею, может быть, что-то еще, расстройство кишечника. Но к отходам, которые он выбросит на свалку, к сожалению, бесконтрольную, подойдет тот же самый кабан или свинья, которая находится на выгульном содержании, как принято в некоторых территориях, покушает этот продукт, заразится. Хозяин потрогает эту свинью, споры на руках, поздоровается с другим человеком, который работает на свиноводческом комплексе — и пожалуйста, зараза пришла в свиноводческий комплекс.

Поэтому еще раз говорю, необходима разъяснительная работа на местах теми же самыми ветеринарными службами. Но как ветеринарная служба будет проводить работу, если у нее нет никаких полномочий? Ему из центра, я имею в виду федеральную службу, говорят: «Необходимо соблюдать такие-то правила рекомендательного характера». Могу соблюдать, могу не соблюдать. И до тех пор, пока мы не будем консолидированы над этой проблемой в общем, единым фронтом, мы эту проблему не решим. Здесь даже отчасти зависит все не только от закона, а зависит еще и от личности на местах. Проводить надо в срочном порядке мероприятия по противодействию этой самой заразе.

- Так производство свинины год от года в России падает?

Ю.Ковалев: С 1990г. по 2005г. производство свинины в стране сократилось более чем в 2 раза. Это результат того, что мы недооценивали значение регулирования импорта, регулирования своих рынков. Т.е. мы со всего мира собирали самое дешевое мясо, часто не предъявляя к нему особых ветеринарных требований, поскольку стране просто его не хватало. Тем самым было разрушено практически все животноводство: и птицеводство, и свиноводство, и т.д. Промышленное свиноводство сократилось в 5,5 раза за 15 лет. За это время было разрушено все: фермы, производства, кадры, научные кадры, генетика. Только в 2006г., когда начался национальный проект, а теперь он перерос во вторую государственную программу развития сельского хозяйства, начинается восстановление.

Сейчас буду говорить про свиноводческую отрасль. На сегодняшний день по сравнению с 2005г. мы вырастем в пять с лишним раз. Производство растет очень большими темпами. В качестве доказательства приведу одну цифру. В этом году все спорят, сколько в этом году у нас будет рост ВВП страны: плюс 1,5% или нулевой прирост промышленного производства. За 10 месяцев этого года прирост в промышленном свиноводстве составил 28%. Плюс 500 тыс. т в этом году добавляется, только в этом году. Это примерно столько же, сколько производится во всех личных подсобных хозяйствах на европейской территории страны — до Урала. Количество свинины с каждым годом растет, поэтому я не готов полностью согласиться с тем, что цена на свинину постоянно растет.

Недавно проводился «круглый стол», в котором принимала участие и Федеральная антимонопольная служба. Разбирались с тем, что увеличиваются цены на яйца и молоко. Было подчеркнуто, что на свинину, также как и на птицу, как в оптовой, так и в розничной торговле цены снижаются. Это колоссальный рост собственного производства, как с импортом, так и внутренняя конкуренция. У нас цена на свинину в 2013г. снизилась на 2-3%, притом, что инфляция будет 6%.

Цены на свинину снижаются и дальше будут снижаться, потому что идет прирост собственного производства и очень интенсивный. Важно понимать, чтобы не было импортной зависимости, и вопрос тут даже не в национальной безопасности, вопрос в том, что сегодня, когда я сказал, что увеличилось в 5,5 раза производство свинины, это 250 тыс. новых высокооплачиваемых рабочих мест в сельской местности, то есть это 25-30 тыс. руб. в сельской местности новых рабочих мест, которых не было, которые созданы. Каждое рабочее место в свиноводстве и птицеводстве дает примерно 5-6 новых рабочих мест в смежных отраслях, начиная с производства зерна, кормопроизводства, дальше — убой, разделка, дальше — логистические всевозможные сопровождения.

Посмотрите на рынок: 10 лет назад мы все ели куриные окорочка. Сегодня даже в голову никому не придет покупать мороженую птицу, потому что птицеводство сегодня на 90% — собственное производство, это полностью разделанная птица. То же самое сейчас происходит со свининой. Еще 5 лет назад мы в основном (поскольку в основном импортная свинина была) ели мороженую свинину. Сегодня все магазины уже торгуют разделанной охлажденной свининой. Да, есть дальние территории, куда очень сложно довезти, но это особый разговор. Но в целом сейчас происходит коренной пересмотр структуры потребления.

Потребление мяса в виде колбасных изделий или стоит на месте, или даже несколько снижается, а производство свежего мяса — разделанного охлажденного — растет достаточно быстрыми темпами. С 2000г. по 2010г. потребление свинины в стране выросло на 50%. Конечно, это после того падения, которое случилось в 1990-х годах. Но все равно, нам важно развивать собственное производство, для того чтобы, во-первых, создавать рабочие места, решать проблему независимости от импорта, в том числе импорта, связанного как с валютными колебаниями, так и с эпизоотической обстановкой в других странах, потому что там проблем хватает.

Может быть, в других странах нет африканской чумы свиней, но там хватает своих проблем, и поэтому мы вынуждены все больше и больше обращать внимание на то качество мяса, те санитарно-ветеринарные требования к импортируемому мясу. Мы не могли себе позволить в 1990-е годы, поскольку, я подчеркиваю, и своего не было. Мы практически были просителями по миру. Но теперь мы имеем право, так как есть собственное производство, предъявлять все более и более жесткие требования к завозимому нам мясу. Чем, собственно говоря, занимаются разные страны, в том числе, Европейский союз. У нас очень серьезные требования к завозимому нам мясу.

В качестве примера воможно использование рактопамина. Когда мы ввели, все закричали, что это какая-то защита внутреннего рынка. Это не только защита внутреннего рынка. Это повышенные требования к завозимому мясу. Почему мы сами его не используем, у нас это запрещено, а должны покупать его? Правда, не со всего мира, Европейский союз, кстати, уже десятилетие не разрешает себе завозить продукцию с рактопамином. Мы в 1990-е годы, еще раз подчеркиваю, не могли этого позволить, теперь мы можем, потому что у нас есть собственное производство.

Я не знаю, какие бы вы еще цифры хотели услышать. Я назвал самые главные — в 5,5 раза выросло производство свинины с 2005г. Даже в этом году, который, в целом, не очень хороший по экономике, у нас прирост в промышленном свиноводстве 28%, а с учетом колоссального падения производства в личных подсобных хозяйствах, которое наблюдается как в связи с АЧС, так и с экономическим фактором, поскольку они уже менее конкурентно способные, то общий прирост производства свинины в 2013г. — 10%.

А.Алексеенко: Очень важна здесь цена вопроса. На самом деле мы могли бы уже сейчас практически полностью отказаться от импорта, если бы не АЧС. Дело не только в потере миллионов голов свиней. Дело в том, что риски обладают способностью трансформироваться. Биологические риски, мы это видим сейчас на примере АЧС, трансформируются в экономические, финансовые, инвестиционные риски. Самое главное — это еще и социальные, потому что АЧС ударила по владельцам тех же личных подсобных хозяйств и людей, которые держат дома свиней. Это, как правило, самые неимущие среди сельского населения. Политические риски возникают. Это целый комплекс проблем, которых могло бы не быть, если бы было нормальное законодательство.

Вы знаете, сколько у нас свиней содержатся в личных подсобных хозяйствах? Нет. Это не беда, но беда в том, что мы не знаем, сколько у нас. Вот это настоящая беда. У нас нет закона об идентификации продуктивных животных, то есть у нас нет нормального государственного отчета, нет баз данных, где бы все это было.

Мы не можем отслеживать перемещения животных. Кроме того, последние инновации в законодательстве позволяют без ветеринарных сопроводительных документов транспортировать животных, в том числе и неизвестного статуса, больных, для личных целей. Это не только недомыслие, а действительно беда.

У нас нет закона о прослеживании продукции. У нас есть технические средства, у нас есть разработанная для этого электронная программа, но у нас нет законодательства, нам не на что опереться.

В.Боровой: Я хотел бы добавить, но уже с цифрами, о том, что было сказано ранее. Вот данные по 2013г. Я уже говорил, что 76 очагов были в личных подсобных хозяйствах и только 4 очага были зарегистрированы в крупных промышленных свиноводческих хозяйствах. Однако если брать уже поголовье, которое было уничтожено в этих очагах, то цифра выглядит уже несколько иначе. Всего в 2013г. было уничтожено только в очагах, я подчеркиваю, около 58 тыс. голов свиней, из них в личных подсобных хозяйствах — 2,5 тыс. Все остальное — это пришлось как раз на эти 4 крупных свиноводческих комплекса.

Но здесь в 2012г. ситуация была еще более удручающая, когда из 41 очага в 14 были крупные хозяйства, и уничтожено было в крупных хозяйствах около 200 тыс. свиней. Но здесь нужно иметь в виду, что здесь не только прямые потери. Дело в том, что предприятие, которое сопряжено и с переработкой, с торговлей, выходит из производственной деятельности минимум на полгода в связи с требованиями ветеринарного законодательства, с правилами, когда должна производиться санация. Соответственно это влечет за собой потерю оплат на зарплату у людей, которые заняты в этом производстве. Теряются и дальнейшие цепочки. Точно так же идет недополучение и прибыли, и занятости других людей.

Я возвращаюсь к тому, почему нужна разработка новых правил содержания свиней в личных подсобных хозяйствах. Так получается, что у нас в последние годы все происходит в аварийном режиме. Правила, определяющие порядок, условия и требования к содержанию птицы в личных подсобных хозяйствах, так называемые, предприятия открытого типа, как раз были приняты в 2006г.

Если вы помните, это как раз была эпизоотия гриппа птиц. Сейчас мы пытаемся с учетом решения оперативного штаба при правительстве разработать и, самое главное, утвердить эти правила. Но все это упирается опять-таки в принятие закона о ветеринарии. Алексей Николаевич уже другие направления озвучил, которые преследуют принятие закона о ветеринарии. Но если брать конкретно эту тему, то именно правила.

Дело в том, что разработка правил также предусмотрена ст.10 законопроекта о ветеринарии. Причем, самое главное, если мы примем эти правила, учитывая, что заболевания у свиней вызывают более 25 нозологических единиц: и классическая чума свиней, и целый ряд других, в том числе, особо опасные болезни. Эти правила универсальны, автоматически минимизируют или предотвращают саму возможность возникновения заболевания и его распространения. Мы опять приходим к тому, что принятие закона о ветеринарии — это крайняя необходимость в максимально короткие сроки.

А.Ильтяков: Насколько я знаю, вы сегодня разослали по регионам?

В.Боровой: Нет, не по регионам, по ФОИВ (федеральные органы исполнительной власти), и мы ждем сейчас в очередной раз замечаний на те изменения.

А.Ильтяков: А в чем проблема? Почему мы так долго не можем привнести в Госдуму?

В.Боровой: Дело в том, что при согласовании отдельных позиций законопроекта в ФОИВах — это и Минюст, и Минфин, и в других федеральных органах возникают вопросы, которые нужно согласовывать в соответствии с нашим законодательством. Это происходит уже несколько лет, к сожалению.

А.Алексеенко: При этом нельзя забывать, что мы говорим о вопросе национальной безопасности, потому что африканская чума свиней и ее распространение — это модель того, что может быть и с другими болезнями, и с другими видами животных, в том числе опасных для человека. В отношении АЧС нам повезло, она безопасна хотя бы для нас. Но экономический ущерб может быть колоссальным. В мире зарегистрирован один случай, когда вирус АЧС использовался как биологическое оружие. Американские журналисты проследили путь вируса в 1978г. — от лабораторий ЦРУ через «контрас» на Кубу, и свиноводство Кубы перестало существовать.

А.Ильтяков: Самое страшное, что эту болезнь никаким образом лечить вообще нельзя. Она может быть выраженной, а может быть и скрытой. Ее инкубационный период — от суток до пяти, и стопроцентный летальный исход. Лечить ее невозможно. Мы можем только предупредить распространение этой заразы. И необходимо срочно принимать закон и вводить тотальный контроль, в том числе и личных подсобных хозяйств, о которых мы сегодня ничего не знаем, пересчитывать, чтобы мы знали, сколько у нас животных.

А.Алексеенко: И надо, кстати, наводить порядок, потому что один из наиболее часто предлагаемых путей решения проблемы личных подсобных хозяйств — это переход на разведение альтернативных видов животных — птицы, кроликов и т.д. Но если не изменится система, то беда придет и туда.

- Скорее всего, Россия пока не до конца осознала серьезность этой проблемы.

А.Ильтяков: Нет, вы знаете, осознали. Например, в Белгородской области крупные производители осознали эту беду. Они сложились сами и сказали, что выкупят даже уличное подворье для того, чтобы к нам эта зараза не пришла. И губернатор этого региона принял такие меры, что выставили посты — проверки буквально каждого въездного транспорта. Удалось избежать и локализовать. Так что повторюсь, единым фронтом, единой мыслью всей решили, что этого у нас быть не должно. В противном случае мы потеряем вообще все.

Даже представить себе это сложно. Человек вкладывает огромные средства для того, чтобы поставить свинокомплекс, берет кредиты, привлекает ресурсы из банков. В один день все пойдет прахом. Об этом даже говорить страшно.

- Как будет решаться эта проблема именно в личных подсобных хозяйствах, мелких фермерских хозяйствах? Кто будет финансировать перепрофилирование этих хозяйств, если это будут другие виды животных? Кто будет финансировать и помогать этим хозяйствам соответствовать новым правилам, которые вы пытаетесь ввести?

А.Ильтяков: Как говорится, не в бровь, а в глаз. Я сразу отвечу. Когда личные подсобные хозяйства возникали, они задумывались в общем об эпизоотической ситуации в целом? Конечно же, нет. Никто не задумывался. В личных подсобных хозяйствах все прекрасно понимают, как это происходит. Там происходят всякого рода перекрещивания. Все знают, что у кого-то есть хряк-производитель. Значит, я сейчас пойду к его хозяевам, мы договоримся, и у меня будет новое поголовье и т.д. То есть абсолютным образом не систематизировано. Это первое, что происходит в личных подсобных хозяйствах.

Вы, как вы сами говорите, задали «неудобный» вопрос: а кто будет финансировать перепрофилирование? Но здесь не идет разговор о перепрофилировании даже. Здесь идет разговор о стандартизации — привести к общим правилам и нормам. Уважаемые друзья, никто не собирается ликвидировать личные подсобные хозяйства. Но вы обязаны соответствовать всем критериям ветеринарно-санитарной безопасности. В противном случае, а вам дается на это небольшой период, вы просто не сможете их содержать в своем хозяйстве.

А как вы хотели? Придется прибегать к жестким правилам и нормам, а иначе ничего не получится. В противном случае мы вообще лишимся свиноводства, и тогда уже будет вопрос не социального порядка решаться. Тогда уже будет решаться зависимость нашей страны от западных источников, то есть уже встанет вопрос продовольственной безопасности нашей страны. Извините, из-за какого-то небольшого количества содержания в личных подсобных хозяйствах мы можем вообще отрасль свиноводства похоронить навсегда.

Может, я громкие слова сейчас говорю, но это правда, и об этом надо говорить открыто, никому не лукавя, а разъяснять, в том числе и крестьянину, фермеру, то, что ему необходимо сделать. Хотя, вы совершенно правы, будут недовольства, и они есть. Конечно, кому это понравится: он вчера держал бесхозно, кому хотел, тому и продавал, как хотел, так и регулировал свой бизнес.

Правильно Юрий Иванович сказал, что он не для себя любимого выращивает, он выращивает на продажу. В этом ничего плохого нет. Это крестьянство на Руси, оно всегда было. Люди всегда были собственниками. В конце концов, только начало зарождаться чувство собственного достоинства частника, которое у нас было искоренено при продразверстке, проходившей в далекие времена. Благо, что вернули частную собственность. Наконец-то мы живем по-другому.

Но правила есть правила. Правила эпизоотии необходимо соблюдать. Если этого не будет, посмотрите, что происходит: у нас Олимпиада в Сочи намечается в 2014г. Датчане уже сомневаются: «А ехать ли нам туда к ним в Россию или не ехать?». А почему они сомневаются? Они отсылают своих спортсменов. Они покушали в Сочи, а мы прекрасно знаем, что там были вспышки и неоднократно во многих очагах. По моим данным, в Краснодарском крае только в 2008г. было уничтожено 270 тыс. голов. Это же проблема очень серьезная. И в основе своей — личные подсобные хозяйства стали распространителями и возбудителями. Сегодня мы ставим под угрозу даже привлекательность нашей страны для наших западноевропейских партнеров. Кто будет с Россией работать?

Ни один продукт из России на сегодняшний день мясного происхождения, ни вообще любого другого завезти через границу невозможно. Если ты это сделаешь, и на таможне тебя увидят, тебя не просто оштрафуют. Тебе больше не дадут въезжать в страны Европейского союза. Такие жесткие меры они приняли по отношению к России. Это факт.

Ю.Ковалев: Я добавлю. Действительно, для сельского жителя, который держал свиней, все эти разговоры о политике могут иметь гораздо меньшее значение, чем потеря дохода, который он получал, к которому он привык. И это так, это факт, поэтому это действительно серьезнейшая социальная проблема. Но на нее есть ответы и есть примеры. Приводился как пример Краснодарский край: какой шок был, когда несколько лет назад в Краснодаре практически не было серьезного промышленного свиноводства, а все до 70-80% всей свинины содержалось в личных подсобных хозяйствах, а часто еще и выгульных.

Как раз в районе Сочи свиней вообще просто выпускали, они уходили в лес, и вечером возвращались, или еще весной выпускали, а они осенью возвращались, потребляя при этом все пищевые отходы, которые оставались от пикников и т.д. Поэтому новые правила стали очень серьезным шоком для населения, ведь теперь так не будет, как было раньше. Более того, те страшные проблемы (вы помните?) с наводнением легли на краевой бюджет, на федеральный бюджет.

Соответственно, были трудности и с компенсациями, с переходом на альтернативные виды животноводства. Все это прошло в течение нескольких лет. На сегодня в крае есть достаточно четкое представление практически у всех, что в прежней форме это существовать не может. Поэтому сегодня в крае достаточно серьезный бум на альтернативные виды животноводства — кролики, овцы, куры, гуси.

Краевое правительство оказывает финансовую помощь для переходов из свиноводства в другие виды, но в том виде, в котором это существовало когда-то. Если ты можешь выполнять все новые нормы и правила, то, пожалуйста, ты можешь содержать и свиней. Но вы тоже должны понять, что если вы заболели гриппом, то вы на работу не приходите, потому что вы понимаете, что можете заразить всех остальных.

Поэтому все региональные правительства предусматривают в своих бюджетах деньги на перевод из одного вида разведения животных на другие. Как правило, до 50% от закупки других видов животных оплачивается. Кроме того, практически три года в рамках федерального правительство действуют так называемые экономически значимые программы, где очень серьезные деньги, даже не миллионы, а миллиарды рублей, выделяются, в том числе на борьбу с АЧС, которая в основном идет в виде принудительной выкупке животных, если случился очаг, или на помощь в альтернативных видах животноводства.

Это непростой вопрос. Вчера у тебя все было, теперь нужно содержать кур или кроликов. Все надо переделать. Может быть отдача другая, традиции другие, но нет другого выхода. Разве 10 лет назад мы могли подумать, что будем жить такими экономическими укладами, как сегодня? Я имею в виду частную собственность, глобализацию. Мир меняется, поэтому это неизбежный пункт.

Здесь приводился пример Испании. Действительно Испания получила проблему с АЧС в начале 1960-70-х годов, когда там была такая же форма разведения в личных подсобных хозяйствах. Справлялись они с этой проблемой в течение почти 30 лет, только когда ушли от той бесконтрольной, выгульной формы содержания и пришли к промышленному свиноводству. Это не значит, что промышленное свиноводство единственное. В промышленном свиноводстве может быть и 100 тыс. свиней, и 1 тыс. свиней, но только ты должен соблюдать все правила, если ты хочешь работать на рынок, и твое мясо попадает в товарооборот.

У нас нет другого пути, как бы мы не хотели. Поэтому нужно как можно сильнее смягчить тот социальный удар, который сейчас попадает на регионы. Краснодарский край попал в большей степени. Сейчас то же самое произошло в Белгороде. Там практически не осталось свиней в личных подсобных хозяйствах. Но оказывается серьезная помощь и поддержка фермерам, которые раньше занимались мелким производством свинины, теперь другими альтернативными видами. Помощь оказывается. Я не говорю, что здесь все гладко. Денег всегда не хватает, всегда хочется больше, это действительно не проходит гладко, но, к сожалению, другого варианта нет.

А.Ильтяков: Свиноводство — это одна из областей и отраслей, где мы можем получить огромный скачок в своей экономике. Корова приносит одного теленка в год, а свинья приносит 27 поросят в год. Поэтому скачок и по ценообразованию — цена пойдет вниз, и по увеличению обеспечения белком животного происхождения населения мы решим проблему в кратчайшие сроки. Поэтому свиноводство как было, так есть и так будет, оно будет развиваться, и его нам необходимо наращивать, но обязательно надо приводит его к правилам.

В.Боровой: Я бы хотел подкрепить цифрами все то, о чем говорилось ранее. Минсельхоз РФ с 2011г. координирует работу в субъектах РФ как раз по разработке экономически значимых программ и осуществляет софинансирование этих программ. Но вот, например, в прошлом году на софинансирование программ субъектов РФ Минсельхоз РФ выделил 700 млн руб. Это как раз ответ на ваш вопрос.

А.Алексеенко: Я буквально несколько слов скажу. Во-первых, личное подсобное хозяйство должно быть личным подсобным хозяйством. Если в хозяйстве разводится 1,5-2-3 тыс. свиней — это уже мелкотоварное производство. Это первое.

Во-вторых, в любом хозяйстве, какое бы маленькое оно не было, необходим определенный уровень биологической защиты. Иногда в мелких хозяйствах рождаются полосатые поросята, то есть кабаны вносят «свой посильный вклад» в свиноводства, а значит, туда равно или поздно может прийти беда, и пострадает не только владелец этого хозяйства, но и все его соседи, потому что это крайне опасное заболевание. Поэтому здесь необходим уровень биологической защиты. Каким образом могут создаваться защищенные предприятия в отдельных поселках, селах? Я думаю, что необходимо будет возвращаться к идее кооперации, когда можно будет создать общую ферму с достаточным уровнем биологической защиты. Это один из путей.

- Когда наконец будет закон и когда появятся правила? Используете ли вы зарубежный опыт? Почему на Западе справились за год, а мы за 6 лет не можем справиться?

А.Алексеенко: Нет-нет, за год там не справились. Там была очень долгая борьба. Сейчас они справились, но наше сотрудничество идет все время. Мы работаем совместно и с Международным эпизотическим бюро, со многими странами Евросоюза, особенно с теми, где есть такие центры, как Леффлера в Германии или Центральная ветеринарная лаборатория в Вейбридже в Великобритании. Мы активно с ними работаем. Но эта борьба очень трудная, и не зря Европейский союз очень боится, что к ним попадет вирус через Украину или через Белоруссию, потому что там существуют свои огромные популяции кабанов, начиная от Польши и заканчивая Францией, и болезнь может разнесена молниеносно.

В.Боровой: Дело в том, что профильным научно-исследовательским институтом, который имеется в РФ, является Всероссийский научно-исследовательский институт ветеринарной вирусологии и микробиологии в городе Покрове. На его базе ежегодно проводится конференция, встреча с представителями Международного эпизоотического бюро, налажены постоянные связи с Испанией, проводится обучение, в том числе наших специалистов в Испании на опыте Португалии и других стран. В том числе как раз организованы курсы повышения квалификации ветеринарных специалистов РФ. Они работают в ежегодном режиме. Это постоянно налаженная работа, поскольку именно она дает возможность обучить ветеринарных специалистов приемам диагностики, методам, алгоритму действий, то есть всему тому, что позволит в случае возникновения подозрения на заболевание своевременно ликвидировать его. Выявить, продиагностировать и, самое главное, принять меры.

- Когда закон будет?

В.Боровой: Планируется в нынешнем году внесение в Государственную думу.

А.Ильтяков: За Госдумой дело не станет. Этот закон нужен как воздух во всех регионах. Давайте будем надеяться на лучшее.

- Говоря о поправках, которые планируются в закон о личном подсобном хозяйстве, скажите, а есть ли там поправка, которая оговаривает число свиней для личного подсобного хозяйства? Когда все эти поправки будут подготовлены и внесены, чтобы хотя бы понять алгоритм прохождения документа?

В.Боровой: Здесь нужно разграничивать два нормативно-правовых документа. Первый — это правила содержания свиней в личных подсобных хозяйствах. Этими правилами будут определены только требования к содержанию, к эксплуатации, комплектованию, уходу, водопою и т.д. Этими правилами не регламентируется число животных, которое может быть в личных подсобных хозяйствах. Хотя автоматически они уже будут ограничивать содержание. Почему количество? Потому что есть норма площади содержания на одну голову.

Но с тем, чтобы формализовать и эту часть, параллельно подготовлен законопроект, над ним также активно работает Минсельхоз. Он называется «О внесении изменений в некоторые законодательные акты в часть обеспечения ветеринарной безопасности». Одним из направлений является внесение изменений в закон о личном подсобном хозяйстве, где этими изменениями вносятся требования по обязательности учета поголовья, по обязательности предоставления информации о содержащихся животных, и самое главное — о предоставлении животных для ветеринарного обслуживания, что также является крайне необходимой мерой в сегодняшних условиях.

- Но выговорили, что правила сдерживаются отсутствием закона о ветеринарии. Это так? Это те правила, о которых вы вначале говорили?

В.Боровой: Это в целом все правила сдерживаются. Именно в законе о ветеринарии целая статья — десятая — определяет порядок разработки. Нужна законодательная база, прежде чем будут созданы эти правила.

С другой стороны, почему опять-таки это нужно. Есть правила борьбы с любыми инфекционными болезнями. Эти правила подразумевают определенного рода ограничения. Это ограничения в части перемещения людей, животных, транспорта и прочее. В связи с тем, что эти правила были утверждены на законодательном уровне, вначале должен быть принят закон о ветеринарии, который и определяет полномочия Минсельхоза по разработке подобных правил, которые носят ограничительный характер.

- А то о чем Вы говорили, что параллельно разрабатывается, это связано с законом о ветеринарии? Если нет, когда это будет закончено?

В.Боровой: Нет, не зависит. Ориентировочно — IV квартал 2013г.

- А когда был «птичий грипп», был закон о ветеринарии?

В.Боровой: Он был, но здесь несколько иная ситуация. Побороли-то «птичий грипп» еще по одной простой причине. Помимо принятия обязательных правил, в том числе и для личных подсобных хозяйств, предприятий открытого типа (мелкотоварные фирмы), в отличие от АЧС, очень оперативно российской наукой и соответственно производством была разработана вакцина против гриппа птиц, которая не применялась на крупных промышленных хозяйствах и до настоящего времени она не применяется. Ее применение было ограничено только личными подсобными хозяйствами, т.е. птицами, содержащимися в частном секторе.

Благодаря этому удалось практически снизить. С одной стороны, за счет вакцинации частного сектора создался иммунный фон, который не позволял возникать болезни. С другой стороны, параллельно были приняты правила содержания птицы в предприятиях закрытого типа, которые весьма жестко ограничивали владельцев крупных промышленных предприятий, вернее ограничивали именно в соблюдении этих ветеринарных требований, а также целый спектр, касающийся в том числе и контакта синантропной птицы с поголовьем, содержащимся внутри корпусов. Таким образом была проведена комплексная работа.

Источник: РБК

Также в разделе:

Обзор свиного рынка ЕС: Котировки продолжают расти...

СМЕ: Обзор свиного рынка на 9 декабря 2016 года...

CME: Обзор рынка скота – 9 декабря 2016 года...

В Иркутской области до конца года будет создана еще одна племенная организация...

«Чувашский бройлер» завис между банкротством и новым стадом...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

С начала года в России зарегистрировано 4 очага АЧС среди домашних свиней
8 апреля 2014, 10:43
Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович провел заседание оперативного штаба по предупреждению распространения и ликвидации африканской чумы свиней (АЧС), сообщает правительственная пресс-служба. С начала 2014 года в Российской Федерации зарегистрировано 4 очага АЧС среди домашних свиней: в 2...
Поголовье свиней в Ленобласти будет продолжать сокращаться
28 марта 2014, 12:04
"Для профилактики чумы свиней в рамках региональных субсидий на поддержку подсобных хозяйств предлагается переориентирование свиноводческих ферм на другие виды сельхозпроизводства и животноводства. На это в прошлом году было отпущено 17,5 миллионов рублей. Работа в этом направлении...
Тверская область: Контроль усилят, деньги заберут
10 декабря 2013, 17:21
Срок запрета на разведение свиней, введенный на территории ряда районов Тверской области в начале этой осени, сокращен с трех лет до одного года. Однако большинство свиней в регионе уже уничтожено Первые очаги заражения в Верхневолжье возникли в мае 2011 года. По данным Национального союза...


Горячее предложение